Ллойд Кауфман: «Жемчужина – это песчинка, попавшая в задницу устрицы»

Интервью с «отцом» трэш-муви

0
5745
Текст: Наталья Бойко, фото: Евгений Мерзляков
перевод: Алем Даулеткулов

В Алматы впервые побывал и дал мастер-класс для кинематографистов один из создателей независимой киностудии «Трома»

Ллойд Кауфман
Ллойд Кауфман

Troma Entertainment — одна из самых долгоживущих американских компаний в области независимого жанрового кино. А Ллойд Кауфман, в некотором роде – человек-легенда, на его трэш-фильмах выросло не одно поколение подростков. Режиссер, продюсер, сценарист, актер, и даже композитор – Ллойд, с супругой – Патрицией Кауфман, дали эксклюзивное интервью нашему порталу.

Кинематограф с изюминкой

Ллойд: Для меня кинематограф – это искусство. И оно стоит того, чтобы ты им занимался, в том случае, если веришь в то, что делаешь. И это у тебя в душе, сердце и голове. Не обязательно иметь звезд, типа Джорджа Клуни, Тома Круза и Джастина Тимберлейка, они нам и не нужны. Наш фильм «Токсичный мститель» известен по всему миру. У нас есть свои звезды и хорошо, что нам не нужно им платить. Мы создаем своих звезд.

Патриция и Ллойд Кауфманы

Признаться, вопрос о том – бизнес для вас это, или все-таки искусство стоял на первом месте, в процессе подготовки интервью. «Трома» существует так давно, и всегда снимает фильмы, которые обозначаются термином – trash movies, что невольно задаешься этим вопросом. В чем главный посыл такого рода искусства?

Ллойд: Знаете, наше кино носит и политико-социальный характер. Конечно, в первую очередь стараемся развлекать. Я считаю, что это главная наша задача. Сделать так, чтобы молодежь нас смотрела, постараться их развлечь и дать им то, о чем они могут подумать. Так, например, «Атака куриных зомби», это фильм, который критикует McDonald’s и в целом индустрию фастфуда. Потому что американские дети очень толстые, 40% детей в Америке имеют ожирение! «Атака куриных зомби» очень смешной фильм. В нем очень много сцен для взрослых. И очень много политических заявлений. В этом фильме есть эротика и насилие, очень такие отвратительные, безумные вещи, но вместе с тем там есть и очень политические социальные подтексты.

Патриция: Но это очень смешной фильм, практически как книга комиксов.

Ллойд: Да, важно чтобы люди развлекались, смотря этот фильм.

Патриция: В каждом фильме «Тромы» заложено послание. «Токсичный мститель», например, фильм про загрязнение окружающей среды. Он про маленьких людей, которые идут против больших корпораций, или силовых структур.

Кадр из фильма «Атака куриных зомби»

От Шекспира до Трампа

А фильм «Тромео и Джульетта», кажется, он немножечко про вас. Пьесы Шекспира при его жизни ставили перед простой публикой, не заботясь о декорациях, костюмах. Шекспир эротичен и это, с точки зрения аристократии того времени, тоже трэш. Но темы, которые он затрагивает актуальны и сегодня. Подобное можно сказать и о ваших картинах.

Ллойд: Вы правильно все поняли. Я люблю Шекспира. И обратил внимание на то, что люди моего возраста в то время, когда я снимал фильм, были самой большой частью населения. Это послевоенные дети. И ими контролируется американское общество, в том числе и молодежь. Но надо признать, что наше поколение –  это жертвы правил, которое устанавливало предыдущее поколение.  Это люди, которые поклоняются крутизне. Это – Бил Клинтон, который играл на саксофоне. Для этих людей важно выглядеть крутыми, а эмоции, как таковые, не важны. В моем поколении каждый второй брак разрушается, заканчивается разводом.  Потому что любовь здесь не работает, она проходит мимо. И это грустно.

Кадр из фильма Tromeo and Juliet

Фильм «Тромео и Джульетта» мы начали снимать в 1994 году. У наших героев – тату по всему телу и пирсинг везде, даже на сосках и пенисе. Они занимаются аутоэротическим удушением. Это молодые люди и они смотрят на мое поколение и понимают – отношения не работают и ведут себя иначе. Не стану говорить насчет всего мира, но в Америке было так. Ромео и Джульетта Шекспира также следуют правилам общества, которые создало предыдущее поколение. Правила, которые они не понимают. И только любовь способна изменить общество.  В этом и заключается послание Шекспира, о котором я хочу сказать. Я подумал, что это будет хорошей темой для фильма – любовь может изменить общество.  Два молодых человека бунтуют против правил предыдущего поколения. Влюбленные меняют правила, которые существовали до них.

Раз уж мы задели тему правил, которые можно изменить и упомянули одного из президентов Америки, что вы можете сказать про вашего нынешнего президента? Для нас он достаточно трэшевый человек.

Ллойд: Я патриот, а он мой президент… И мне не нравилась Клинтон.

А ее муж?

– Ханжа. Президент должен служить людям. Мне неудобно говорить про политику, но в Америке избранные официальные лица не служат людям. Они как римский сенат – берут все себе. Если такие избранные официальные лица, которые думают только о себе, попадают в конгресс, от них уже не избавиться. Да, каждые несколько лет проходят выборы, но такие люди цепляются за власть, которая у них есть и уже никогда не уходят.

Какой политический, социальный месседж в ваших фильмах?

Ллойд: В каждом фильме «Тромы» действие происходит в маленьком городе, который называется Тромавиль. Этот город полон добрых, хороших людей, которые способны сделать выбор и управлять своей жизнью. В этой реальности всегда есть заговор – конспирация нескольких элитных сил. Это, во-первых, корпоративная сила – большие корпорации, бюрократическая сила – избранные официальные лица, и сила профсоюзов. Лидеры этих сил зарабатывают очень много денег, тогда как рядовые члены профсоюзов ничего не зарабатывают. Люди этих сил как вращающиеся двери – выходят из правительства и заходят обратно, они высасывают из жителей Тромавиля жизненные силы и экономические ресурсы. И люди нуждаются в таких героях, как Токсичный мститель, или сержант Кабукимен. А в кинодилогии «Возвращение в Атомную школу» Тромавиль спасают две школьницы – любовницы-лесбиянки.

Токси всегда спешит на помощь, даже в Казахстане

О неудачниках и супергероях

С тех пор, как вышел «Токсичный мститель», экология в США улучшилась. Остается ли фильм и его продолжения актуальными?

– «Токсичный мститель» помог научить молодых людей, заботе об окружающей среде. И это один из самых известных фильмов студии. В основном мы придерживаемся арены андеграунда и большая часть героев фильмов – это неудачники. Знаете, моя жена была тоже в своем роде неудачником когда-то. (удивленный возглас Патриции)

Да, это так. Во-первых, она женщина. Когда она была ребенком, было сложно добиться успеха, потому что у женщины и мужчины были не такие уж равные возможности. Но, несмотря на то, что она вышла замуж за режиссера фильмов сомнительного качества и сомнительного таланта, она стала главой кинокомиссии штата Нью-Йорк. И она оставалась ей на протяжении двадцати лет. На эту должность ее переназначали и республиканцы, и демократы. И пока у нее была такая важная, ответственная должность, пока она строила свою карьеру, «Трома» выпускала такие фильмы, как «Нацисты-серфингисты должны умереть», «Атомная школа», «Токсичный мститель», «Кровососущие  уроды» и многие фильмы, где можно увидеть насилие и эротику.

Но как сама Патриция относилась к такого рода фильмам?

Патриция Кауфман
Патриция Кауфман

Патриция: Я всегда принимала тот факт, что это его видение и его способ выразить себя, привлечь внимание зрителей и сказать что-то миру. Но бывает, очень редко, я все-таки пытаюсь сгладить острые моменты. Но, в целом, я считаю, что его фильмы замечательные, очень смешные и я обожаю и всегда обожала все фильмы «Тромы». И я в этом не ошиблась. Пару лет назад, когда весь мир отмечал 400-летие Шекспира, музей современного искусства Нью-Йорка показывал три адаптации трагедии «Ромео и Джульетта». Две из них – это были два очень известных фильма: «Ромео и Джульетта» Франко Дзеффирелли, «Ромео + Джульетта» База Лурманна. Третий фильм – «Тромео и Джульетта» Ллойда Кауфмана. И это, несмотря на то, что, когда этот фильм вышел, он был очень скандальным. И что интересно, из всех показов в этом проекте, на фильм «Тромео и Джульетта» продали больше всего билетов, не было свободных мест, и не все смогли попасть.

Я считаю, что Ллойд был всегда впереди своего времени. Обратите внимание – фильм «Дэдпул» явно навеян «Токсичным мстителем». Супергерой, который не гнушается сквернословия и насилия, он ужасно обезображен, как Токси. В том фильме также есть слепая героиня, как у нас, «Трома» обожает слепых людей. В подтверждение этому – интервью режиссеров.

Ллойд: Да, они говорят о влиянии «Тромы» и «Токсичного мстителя». «Дэдпул», это же комиксы Marvel, а я дружу со Стеном Ли – создателем этих комиксов, уже пятьдесят лет. А Джеймс Ганн – режиссер фильма «Стражи Галактики», когда-то написал сценарий для «Тромео и Джульетты». Теперь он один из крупнейших режиссеров Голливуда и никогда не забывает свой опыт в «Троме», говорит, что многому научился, работая со студией и лично у меня.

Патриция, Ллойд и наш прекрасный переводчик Алем

В «Стражах галактики» у вас есть маленькая роль. Что дает вам камео?

Ллойд: Это дань уважения Джеймса Ганна. Потому что он говорит, что поклоняется «Троме».  Я, конечно, немного шучу. Джеймс Ганн снимает меня во всех своих фильмах, таких как«Слизняк», «Супер» и «Стражах галактики», потому что я был первым его боссом.

На самом деле Джеймс никогда не хотел быть режиссером, он был писателем, и я нанял его своим ассистентом. В то время у меня были проблемы со сценарием «Тромео и Джульетты», мы не могли его доделать, и я предложил переделать его Джеймсу. Он переписал сценарий и с этого началась его карьера сценариста, а потом уже и режиссера. Теперь, когда Джеймс снимает фильм он всегда приглашает меня на съёмочную площадку и дает небольшую роль.

Ллойд Кауфман
«Я сам пишу сценарий, режиссирую, работаю оператором…»

За рулем кинематографа

Изначально вы тоже не планировали снимать фильмы.

Ллойд: Да, я учился в Йельском университете, и действительно не планировал быть режиссером. Но меня поселили в одной комнате с человеком, который управлял Йельским киносообществом. Однажды я забрел на их кинопоказ и увидел замечательные фильмы Чаплина, Китона, Джона Форда, Говарда Хоукса, Лени Рифеншталь и других режиссеров авторского кино. В том же киносообществе я взял большую пачку журналов Cahiers du cinema – журналы, в которых писали Трюфо, Годар, Шаброль (основоположники стиля и направления французской новой волны – прим. авт.). И так как я учил французский язык, когда жил дома, что было, в общем-то, традицией в нашей семье, я читал все эти журналы. Эти авторы продвигали теорию авторского кино. Следуя этой теории, режиссёр должен стоять у руля проекта, быть автором фильма и принимать участие на всех этапах его производства. И эти журналы, эти фильмы промыли мне мозги. Я решил, что если я стану режиссером, то буду снимать авторское кино, где буду контролировать все процессы. И никогда не буду ни перед кем отвечать. Поэтому вопрос о том, чтобы работать на большой киностудии передо мной никогда не стоял.

Патриция Кауфман

Патриция: Несмотря на это, Ллойд работал на больших проектах. На фильмах «Лихорадка субботнего вечера» с Джоном Эвилдсеном, «Рокки» с Джоном Бэдэмом.  Но его работа на этих проектах только подтвердила его теорию, что он никогда не хочет работать на большие киностудии.

Ллойд: На мастер-классе я, как раз, рассказываю о разнице – каково это снимать в большой голливудской студии и снимать без бюджета на маленькой студии Нью-Йорка. Я рассказываю молодым кинематографистам о том, что не обязательно жить в Голливуде, иметь связи и огромные бюджеты, чтобы снять фильм. Для меня работа над большими проектами была киношколой, так как я не имел специального образования. Режиссеры, с которыми я работал были очень хороши, и я присосался к ним как пиявка, чтобы узнать все об их мастерстве.

Маркетинг имени Пикассо

Насколько важно быть всем в проекте, может быть можно делегировать определенные полномочия?

– Так как я, обычно, имею очень маленький бюджет, я сам пишу сценарий, режиссирую, работаю оператором. А еще нужно проследить, чтобы обед приходил вовремя и были необходимые условия на площадке. Этого, конечно, делать не хочется. Но это лучший урок для человека, который хочет быть авторским кинематографистом. Думать здесь, что я буду только снимать, писать, режиссировать, думать: «я – автор, творец, творческая личность» не верно. Авторский кинематографист должен иногда изображать из себя клоуна, идти, показывать, рекламировать свое искусство.

Величайший художник нашего времени – Винсент Ван Гог при жизни не продал ни одной своей картины, потому что никогда не рекламировался. А другой величайший художник нашего времени – Пикассо рекламировался и был очень успешным. Автор-режиссер не должен стесняться делать много работы. Он должен быть не только автором, но и бизнесменом.

Кинематографист должен иногда изображать из себя клоуна, идти, показывать, рекламировать свое искусство.

Мы продержались 44 года только за счет наших поклонников, фанатов. Нам повезло что мы снимаем фильмы, которые нравятся людям, о них узнают от других людей. На территории постсоветского пространства у нас никогда не было дистрибутора. На дистрибуции мы не заработали здесь ни цента. Но так как у нас здесь есть фанаты, то фильмы знают, смотрят.

Но жанр trash movies – не для всех. Многие откровенно не понимают такого рода искусство.

В Йельском университете я изучал китайское искусство и культуру, которая учит нас дуализму – инь-ян. Учит, что без плохого, нет хорошего. И даже жемчужина – это песчинка, которая однажды попала в задницу устрицы.

Сегодня снять фильм ничего не стоит, можно снять фильм на вот эту, обычную камеру, я всегда ношу ее с собой. Я был большим поклонником Энди Уорхола, а Энди всегда носил с собой такую камеру. Снять кино не сложно, сложнее продать фильм, заработать на нем, потому что вся медиа-индустрия контролируется несколькими большими международными киностудиями, конгломератами. Но если ты делаешь искусство, можно добиться многого. Я занимаюсь этим 50 лет, но в начале пути даже не думал, что фильмы кто-то будет смотреть. А в итоге мои фильмы показывают в музее современного искусства, меня приглашают на показы.

Сегодня снять фильм ничего не стоит, можно снять фильм на вот эту, обычную камеру.

Если вы помните, когда Интернет только появился, была такая штука для обмена файлами, как Napster. И подростки пересылали друг-другу фильмы и смотрели их бесплатно, чем, естественно, Голливуд был крайне недоволен. Корпорации были недовольны распространением фильмов «Тромы», потому что им нужно, чтобы как можно больше людей смотрели именно их фильмы. Но в Интернете сегодня можно найти все фильмы, которые были в истории кино. И фильмы за миллионы долларов сегодня не хотят и бесплатно смотреть. И мы рады, что люди свободно делятся нашими фильмами.

Без бороды и бюджетов

Каков все-таки бюджет ваших фильмов?

– Я могу снять фильм и без денег, но последние два фильма – «Возвращение в Атомную школу», две части, стоили в совокупности восемьсот тысяч долларов, что для Америки очень маленький бюджет, практически 0,5% обычного, голливудского бюджета. Мы пытаемся быть профессиональными при этом, насколько это возможно, чтобы снять фильмы, которые покажут в кинотеатрах. И каждый потраченный цент вы видите на экране. Нет дорого реквизита, хорошей еды, гонораров актерам и дорогих отелей для них. Никто не получает денег за процесс, весь бюджет идет на экран. Самый большой бюджет потрачен на фильм – «Сержант Кабукимен из нью-йоркской полиции». Миллион долларов, которые мы затратили в 99-м году, если учесть инфляцию, сейчас эквивалентны двум миллионам. «Токсичный мститель» стоил полмиллиона долларов в 83-м году. Это, примерно – миллион долларов на сегодня. А последние фильмы, снятые уже в наше время, обошлись нам по четыреста тысяч долларов за фильм. Это говорит о том, что бюджет уменьшается, он не растет. На съемки к нам сегодня уже приезжают люди со всего мира, бесплатно, в качестве волонтеров, за свой счет. Это все поклонники «Тромы». Вы тоже можете претендовать на роль, между прочим. Приезжайте. Многие из этих поклонников были маленькими, когда впервые увидели наши фильмы. А сегодня это уже успешные бизнесмены. И они дают нам деньги на съемки фильмов, не ожидая вернуть их обратно. Просто потому что любят наши фильмы.

Ллойд Кауфман
Ллойд Кауфман

Почему вы сбрили бороду? Вам она очень шла.

Патриция: Когда я впервые встретила Ллойда у него была борода. Я не видела его без бороды никогда, до тех пор, пока не родился наш третий ребенок. И дочерям уже было интересно, как выглядит лицо отца. Он побрился и ему понравилось. С тех пор бороду он не носит.

Ллойд: Мой бизнес-партнер – Майкл Херц когда-то тоже имел густую бороду. И тоже сбрил ее для детей.

Как складываются ваши отношения с партнером?

– Майкл продюсирует фильмы «Тромы», но сейчас хочет оставаться подальше от зрительского внимания и занимается только бизнес-вопросами, не разъезжает, не дает интервью. Ему не нравилось вставать в четыре утра, чтобы контролировать все процессы, не нравилось ездить на Каннский кинофестиваль и когда мы стали успешными, он отошел от дел. Он все еще владеет компанией и участвует в бизнес-процессах. Ему нравится больше писать бухгалтерские книги. Съемки фильма могут очень серьезно повлиять на вашу личную жизнь. И я счастлив, что за 44 года карьеры у меня был всего один партнер по жизни – моя жена и один бизнес-партнер – Майкл Херц. Такого аналогичного длительного партнерства я не знаю.

Жемчужины «Тромы»

А есть ли люди, которые сохранили преданность вам, став известными? Есть целая плеяда знаменитых актеров, которые получили старт именно у вас.

– Да, конечно. Джеймс Ганн, став сценаристом, вернулся в камео нескольких фильмов. Так, в фильме «Байки с помойки» он играет сам себя. А в фильме «Токсичный мститель 4: Гражданин Токси» он играет такого ученого, а-ля Стивен Хокинг. Но видите ли, в чем проблема, такие актеры, как Сэмюэл Джексон, который у нас сыграл свою первую роль в фильме ужасов, где играли только темнокожие актеры, они теперь являются частью Гильдии киноактеров США. Это означает, что он может работать с нами только при строго определенных условиях, но эти условия просто не выполнимы в случае с нашей студией. И поэтому большинство актеров не могут с нами работать как бы они ни хотели. Это грозит им штрафом, могут даже выгнать из гильдии. Но такие люди, как, например, Трей Паркер и Мэтт Стоун – создатели анимационных фильмов South Park, которые не принадлежат к гильдии, участвуют в наших проектах в качестве камео. Они играют гермафродитов в фильме «Беспредельный террор». Такие люди как Стэн Ли (писатель, актёр, продюсер, телеведущий, сценарист, редактор и создатель множества персонажей комиксов, бывший президент и председатель совета директоров издательства Marvel Comics), приходят сниматься по дружбе, ничего не зарабатывая на наших фильмах. И это единственная лазейка, чтобы сняться в наших фильмах.

Знаменитый музыкант и вокалист – Лемми из  Motörhead снялся не в одном вашем фильме, он, наверное, не состоял в киногильдии?

– Лемми Килмистер  снимался в десяти фильмах «Тромы», не взирая на гильдию, не знаю, наверное не состоял. А вот Стэн Ли в ней состоит, поэтому в титрах он обозначен как Питер Паркер (настоящее имя Человека-Паука, одним из создателей которого является Стэн Ли)

В ваших фильмах замечен и знаменитый порно-актер – Рон Джереми.

– Где-то в 84-85 году Рон Джереми подошел ко мне и спросил, может ли он просто так, ради веселья, сняться в наших фильмах. Он не просил деньги, он известный порно-актер, а в фильмах «Тромы» снимается, потому что ему это нравится. И вообще, если вы увидите в фильмах «Тромы» известных людей, то в большинстве случаев они сами напросились. Они любят «Трому» и хотят как-то помочь, привлечь больше зрителей своим небольшим участием. То есть, сейчас уже не «Трома» привлекает людей, а люди сами хотят сняться у нас.

Энергетика Кауфманов передается всем окружающим!

Экономия с душком

На сколько серьезно вы готовитесь к фильмам? Делаете ли раскадровки, и какое место в съемках подобных фильмов занимает спонтанность?

– Готовимся мы серьезно. Требуется год обычно, чтобы написать сценарий и еще больше времени уходит на подготовительный период. Сейчас, начиная с декабря прошлого года, идет подготовка к съемкам фильма «Дерьмошторм» по Шекспиру. Мы не делаем раскадровки, но на репетиции снимаем целый фильм, чтобы посмотреть, как он будет выглядеть на экране. Потом мы едем на съемочные площадки и разыгрываем сцены там, снимаем их, и это в дальнейшем будет служить раскадровкой. Мы пытаемся максимально, насколько это возможно, быть готовыми к съёмочному процессу. Но на съемках, конечно, всегда есть место импровизации. Иногда импровизирует погода, выкинет какой-то фокус, бывает, что и актер не явится на площадку в назначенный день, поэтому, конечно, приходится импровизировать, придумывать что-то новое.

Наверняка были курьезы на съемочной площадке?

– Иногда дерьмо случается, конечно. Причем, буквально. На съемках фильма «Война Тромы», например. Это хороший фильм, по моему мнению – это шедевр. Там много драк, перестрелок, большой состав актеров. И когда мы снимали в лесу, пытаясь сэкономить деньги, мы взяли с собой только один биотуалет. И в какой-то момент он просто заполнился и каждый следующий посетитель, садясь на унитаз, мог почувствовать чужое дерьмо собственной попой. Я ничего не знал про это. Разумеется, актеры не хотели туда ходить, они начали ходить в лес, справляя там большую и малую нужду. А спустя некоторое время нужно было снять большую сцену баталий именно в этом лесу, представляете? Мы получили урок, который заключается в том, что не нужно быть слишком экономным, может случиться дерьмо.

Война Тромы
Кадр из фильма «Война Тромы»

Патриция: Продолжая тему подготовки, в новом фильме – «Дерьмошторм», раскадровки уже есть, много, потому что там есть сцены очень сложных спецэффектов, которые требуют подготовки, поэтому, конкретно для этого фильма, этих сцен, раскадровки создаются. Но для всех фильмов в них смысла нет.

Ллойд: Потому что силы природы все равно сильнее «Тромы», и когда мы хотим сделать определенный кадр, погода может быть для этого кадра неподходящей. И совершенно не обязательно слово в слово следовать сценарию. Если тебе приходит хорошая идея на съемочной площадке, всегда можно внести правку в сценарий. Ну а даже если есть раскадровка, а при этом можно сделать лучше, ты не должен как робот следовать сценарию, у нас нет никакой кино-тюрьмы, в которую тебя за это отправят.

Хичкок считал, что, когда он завершил раскадровку, он завершил фильм. Дальше идет работа оператора. А сам он может не присутствовать на съемочной площадке. Но на съемках фильма «Психоз» вышел конфуз. Диалог главного героя – Нормана Бейтса и детектива накладываются друг на друга, потому что была неверно сделана раскадровка. После этого он отказался делать раскадровки для «Психоза».

Еще одна причина, по которой мы используем раскадровки к фильму «Дерьмошторм», он, кстати, является экранизацией пьесы «Буря», это то, что мы работаем со съёмочной командой в Албании и там им важно знать, что снимать, они должны понимать, что от них хочет «Трома». И раскадровки мы используем для взаимосвязи, чтобы все были на одной странице.

Байки Йельского университета

Правда, что в университете вы учились и даже дружили с Джорджем Бушем?

– Это правда, что мы учились вместе, но дружил я с Оливером Стоуном, с которым также учился. С Оливером мы дружили, когда еще были детьми, выросли вместе и вместе пошли в Йельский университет. Оливер хотел быть писателем, а никак не режиссером. Но мы дружили и мое увлечение кино передалось и ему, и он тоже увлекся режиссурой. Поэтому, можно сказать, отчасти, Оливер Стоун стал режиссером благодаря мне.

А с Джорджем Бушем мы были в одном классе, и он делал странные вещи. Каждый день ходил по кампусу и искал оружие массового поражения, и мы не знали, что он там делает, что ищет. А он делал это каждый день. Я не был сторонником Джорджа Буша в его политической деятельности.

Спасибо вам за интервью!

– Да, если захотите посмотреть любой фильм Troma, у нас есть сайт и YouTube-канал. Там есть 300 фильмов, которые можно смотреть абсолютно бесплатно. Это чтобы поблагодарить фанатов за сорок лет поддержки. Каждую неделю мы выкладываем новый фильм. И если подпишитесь на канал, будет приходить e-mail с анонсами новых фильмов.

Ллойд Кауфман ставит автограф на фирменных принтах
Ллойд ставит автограф на фирменных принтах