Текст: Максим Лагно
Рассказ / Космическая фантастика, Юмористическая фантастика

Как часто бывает, проблему, которая кажется головоломной, оказывается возможным решить самым немудрёным способом. Вот он: раз нельзя угадать нужные факты, значит, надо фиксировать всю их совокупность.

Георгий Хосроевич Шах. «Всевидящее око»

1

Алексей первым ударил Томаса.

Томас проворно, насколько позволяло тесное пространство посадочного модуля, ушёл от удара и резко выбросил ногу вперёд. Попал Алексею в живот. Превозмогая боль, Алексей обернулся и успел блокировать второй удар, нацеленный в лицо. Из-за пониженной марсианской силы тяжести американец не устоял на ногах и упал между кресел. Не давая сопернику подняться, Алексей оседлал его. Левой рукой зажал воротник комбинезона, а правой нанёс несколько сильных, чавкающих ударов в нос.

Убедился, что враг не трепыхается, стукнул его пару раз затылком о железный пол, вскочил на ноги и побежал в грузовой отсек. Там, между холодильником и сушилкой, должен быть схрон с оружием.

Во время полёта его несколько раз подмывало проверить, что в схроне. Но всякий раз благоразумно останавливался. Кроме того, китаец Чжуйлун, с выражением заинтересованной доброжелательности на лице, сопровождал любого члена экипажа, направлявшегося в грузовой отсек. Мотивировал тем, что эту часть марсианского корабля проектировала китайская сторона, и он очень переживал, чтоб случайно что-нибудь не сломали.

До самого старта майор ФСБ, курировавший операцию, не мог сказать, что будет в схроне:

— «Пойми, Лёша, наш агент и так сильно рискует, работая под видом китайского инженера. Если его накроют, контора не отмоется. Нас навеки заклеймят хитрыми сволочами, которые саботируют мирный международный полёт к Марсу. Кроме того, мы ещё не знаем, когда наш агент смонтирует тайник. Неизвестно какого он будет размера, мы и с местом едва определились».

— «Но тайник будет?» — спросил Алексей.

— «Железобетонно! Иначе какой смысл внедрять тебя в операцию?»

Алексей протиснулся в пространство у холодильника и начал шарить рукой. Выступающие провода и болты царапали кожу. Несколько раз нащупывал нечто похожее на замок, безрезультатно дёргал и шарил дальше.

В такой нелепой позе его и застал Томас. Опухшее от побоев лицо пылало кровоподтёками и ненавистью. Наставив на Алексея пистолет, произнёс:

— Выползай, крыса. Руки! Руки, чтоб я видел.